Notice: add_option was called with an argument that is deprecated since version 2.3 with no alternative available. in /var/www/vhosts/13/137992/webspace/httpdocs/tan.kz/wp-includes/functions.php on line 3542 ДУХОВНЫЙ ВЫЗОВ ЧОКАНА ВАЛИХАНОВА - Тәңірберген БердіоңғарТанирберген Бердонгар
Расписка при продаже квартиры, образец - fortstroi.com.ua
Информация о недвижимости - comintour.net
Чем штукатурят газобетон, смотрим на странице http://stroidom-shop.ru
4f789feca36407505306944af015f519

ДУХОВНЫЙ ВЫЗОВ ЧОКАНА ВАЛИХАНОВА

4f789feca36407505306944af015f519

КРИК ДУШИВ 19 веке поборником ислама в киргиз-кайсацкой степи неожиданно выступило царское правительство. На этот раз пропаганда религиозного культа была возложена на мулл из Казани. Для населения, по мнению Чокана Валиханова, больше «подверженного шаманизму», стали строиться мечети и медресе. Инициатором этой политики являлся Михаил Сперанский, которого Валиханов иронично называл апостолом Магомета в Сибирской степи.

Казахский просветитель Чокан Валиханов был бескомпромиссным противником исламизации и, если откровенно, ислама в целом. Его отношение к этой религии сродни отношению Льва Толстого к православию. В обоих случаях обе стороны страстно ненавидели друг друга. Ментально воспитанный ссыльными русскими разночинцами, молодой казахский ученный перенял весь их максимализм. Его труды об исламе. Написанные в 19 веке, удивляют и даже несколько смущают в веке 21…
«Магомет все современные ему космогонические, медицинские и другие предания и предрассудки ввел в свое учение как догмат и тем самым остановил движение опытных наук. Учение Магомета не может быть очищено, как думают некоторые защитники ислама; в нем невозможна никакая реформация. Какого можно ожидать возраждения от религии, которая имеет основанием своим дикие и варварские предрассудки кочевых арабов шестого столетия, предания спиритуалистов, жидов и разные фокусы-покусы персидских магов того же периода», – это еще сравнительно мягкая выдержка из «Записок о судебной реформе».
Молодой ученный, страстно мечтавший о просвещении своего народа, в мусульманской религии видел духовные путы, барьер на пути прогресса, он был убежден, что «мусульманство и образованность не совместимы», что духовенство, которому «вверило русское правительство наше нравственное воспитание , занималось до сих пор только нравственным нашим растлением, брало взятки, учило ханжеству и вместе с среднеазиатскими выходцами обманывало доверчивый наш народ».
В качестве альтернативы неистовый друг Достоевского предлагает российским властям, ни много ни мало, обратить казахов в христиан либо буддистов. Однако у тех были свои, прямо противоположные соображения, каких Валиханов понять не мог: «Мы не знаем и не можем понять, что имело в виду русское правительство, утверждая ислам там , где он не был в полнее принят самим народом». Он не уставал убеждать , что «киргизы до вступления в русское подданство были мусульманами только по имени и составляли в магометанском мире особый суннитский раскол».
Теперь же «вся степь наводнена полуграмотными муллами из татар и фанатическими выходцами из Средней Азии, выдающими себя за святых. …Пропаганда эта во многом уже успела. В Баян-Аульском и отчасти Каркаралинском округах киргизы предавались ханжеству с ревностью, свойственной только новообращенным. Там живет под покровом местных туземных властей много шансов, ходжей из Бухары и Коканда, и ежегодно приезжает и уезжает немало этой сволочи».
Исследования и выводы Чокана Валиханова были услышаны в Петербурге. Генерал-губернатор Западной Сибири Гасфорд даже собирался составить проект о введении переходной религии , чего-то «среднего» между христианством и исламом. Эта «средняя религия» была названа «гасфордовской», но до воплощения замысла дело не дошло – надо было обладать недюжинной политической волей, чтобы осмелиться на такую реформу. Слишком тонкая и щепетильная материя это – душа народа… При всем этом самого Чокана Валиханова , которого ныне любят обвинять в ксенофобии, нельзя назвать материалистом. Он искренне верил , но то была вера в природу, в жизнь, в неисчерпаемую силу человека: «Происхождение шаманства – это обожание природы вообще и в частности. Другое чудо – человек. Это душа , эти способности, этот дух мыслящий и пытливый – не есть ли очевидное присутствие Божества, той неисследуемой вечной силы?»

Чокан Валиханов об исламе

www.spik.kz,
ДАТА: 05.10.10г.

“Мусульманство пока не въелось в нашу плоть и кровь. Оно грозит нам разъединением народа в будущем. Между киргизами еще много таких, которые и не знают и имени Магомета, и наши шаманы во многих местах еще не утратили своего значения”

Не так давно в Институте востоковедения им. Р. Сулейменова Комитета науки МОН Казахстана прошел круглый стол по вопросам изучения истории культуры нашей республики зарубежными учеными.
Историей и культурой Казахстана интересуются многие ученые мира. Об этом говорит состав участников круглого стола. Здесь и профессор из Индианы (США), и сотрудник национального музея этнологии Японии, и т.д. Интерес к изучению нашей культуры и истории у каждого зарубежного специалиста возник по-разному. Аллен Франк, к примеру, заинтересовался историей казахского народа после работы с татарскими источниками в Казани. Мнение американского профессора о роли татарских мул в исламизации казахских степей на круглом столе было подвернуто сомнению профессором Гульнарой Мендикуловой. Вот цитата: “Говорить, что казахи уже были мусульманами, не совсем точно. Хотя сейчас очень модно об этом говорить. А где тогда шаманизм, где наша вера в предков? Возьмите того же Чокана Валиханова – он никогда и нигде не говорил, что казахи были мусульманами. И нужно при этом еще учитывать регионы Казахстана: на юге население было более исламизировано в силу близости к среднеазиатским ханствам. На севере – категорически нет. В центре – нет” (источник – республиканская газета “Панорама”).
Утверждение казахстанского ученого не могут не вызвать недоумение, поскольку Чокан Валиханов как раз писал в своих записках о мусульманстве в степи. Кроме того, заявление о том, что в центре и на севере казахских степей народ не был исламизирован, более чем сомнительно в связи с тем, что в исторических документах как раз указывается на засилье татарских мулл в Петропавловске и Баянауле. Иными словами, при всем уважении к профессору Г. Мендикуловой – маститому ученому, подобные выражения нельзя допускать. Мало того, что они вводят в заблуждение читателей, так они говорят о том, что казахстанские востоковеды плохо знакомы с работами Чокана Валиханова. К счастью, этот относится далеко не ко всем. Так, профессор Казахской национальной академии искусств имени Т. Жургенова Гайнижамал Абдильдина с ходу не только назвала работы Чокана Валиханова, посвященные этой тематике, но и в каком томе собраний сочинений, выпущенного Академией наук в 1985 году, надо искать эти работы.
Упоминания о “татарских муллах и среднеазиатских ишанах” содержатся во множестве работ великого казахского ученого, однако детально эти вопросы освещены в трех трудах. Это “Следы шаманства у киргизов”, “О мусульманстве в степи” и “Записка о судебной реформе”. Все они опубликованы в 4-м томе собрания сочинений Чокана Валиханова в 5 томах, изданного академией наук в 1985 году.
Говоря об этих произведениях, следует иметь в виду, что Чокан Валиханов был не просто выходцем из ханских кругов, но и офицером, состоявшим на службе у царского правительства. Отсюда его скепсис по отношению к татарским муллам, которые, по его мнению, вводили в заблуждение “невежественный и полудикий” народ. Именно поэтому Чокан Валиханов с неодобрением принял “Устав о сибирских казаках”, изданный генерал-губернатором Михаилом Сперанским. Согласно этому указу, в казахских степях стали укрепляться школы и исламские духовные институты, где ведущую роль играли муллы из казанских татар. Чокан Валиханов счел своим долгом предупредить царское правительство о том, что усиление татарских мулл неблагоприятно для Санкт-Петербурга. Вот что он писал в своей работе “Записка о судебной реформе”: “В наше время самым важным и близким для народа считаются реформы экономические и социальные, прямо касающиеся насущных нужд народа, а реформы политические допускаются как средства для проведения нужных экономических форм, ибо каждый человек отдельно и все человечество коллективно стремится в развитии своем к одной конечной цели – к улучшению своего материального благосостояния, и в этом заключается так называемый прогресс. С этой точки зрения полезны только те реформы, которые способствуют улучшению быта человека, и вредны те, которые почему-либо мешают достижению этой цели. Всякая реформа, имеющая целью общественное благосостояние, только тогда может достигнуть предположенной цели, не подвергаясь разным случайностям, когда известны общественные нужды и средства”. И продолжает: “Вместе с приказами, заседаниями, журналами исходящими и входящими навязали нам татарских мулл и татарское просвещение. Реформы подобного рода, собственно, мы и считаем бедственными для народа и вредными для прогресса”. В этих словах – ключ к пониманию Валихановым роли и места татарских мулл в просвещении казахов.
В работе “Следы шаманства у киргизов” великий казахский ученый пишет: “Мусульманство среди народа неграмотного без мулл не могло укорениться, но оставалось звуком, фразой, под которыми скрывались прежние шаманские понятия. Оттого изменению подверглись имя, слово, а не мысль”.
В работе “Мусульманство в степи” читаем: “Мусульманство пока не въелось в нашу плоть и кровь. Оно грозит нам разъединением народа в будущем. Между киргизами еще много таких, которые и не знают и имени Магомета, и наши шаманы во многих местах еще не утратили своего значения. У нас в степи теперь период двоеверия, как было на Руси во время преподобного Нестора. Наши книжники также энергически, как книжники древней Руси, преследуют свою народную старину. Наши предания, эпосы, юридические и судебные обычаи они заклеймили позорным именем войлочной книги, а наши языческие обряды, игры и торжества они называют не иначе, как бесовскими. Под влиянием татарских мулл, среднеазиатских ишанов и своих прозелитов нового учения народность на все более и более принимает общемусульманский тип”. Там же следующее утверждение Чокана Валиханова: “Нет никакого сомнения, что причиною отчуждения татар от русских и причиною всех плачевных явлений был магометанский пуританизм, другой причины не могло быть”.
Чокан Валиханов категорически против гонения на служителей культа: “Гонение придает преследуемой вере, как замечено было не раз, еще больше энергии и жизненности. Русский раскол представляет в этом отношении поучительный пример. Но мы просим и требуем, чтобы правительство не покровительствовало религии, враждебной всякому знанию, и не вводило бы насильственно в степь теологических законов, основанных на страхе и побоях”. О браке – малолетних дочерей… Предложения – 2. Утвердить в звании мулл только коренных киргиз или киргизских ходжей, если будут настоятельные просьбы о том со стороны народа.
4. Не дозволять ишанам и ходжам, приезжающим из Средней Азии к татарским семинаристам, жить в кочевьях киргиз без определенных занятий и иметь строгое наблюдение, дабы они не образовали между киргизами дервишских и мистических обществ подобно тем, которые существуют теперь в Баян-Аульском и Каркаралинском округах.
Но против такого зала, как ислам, недостаточно одних паллиативных мер. Отнятие судейских прав не лиши мулл того влияния, которое они будет иметь как священники. Кроме мулл, у нас много и других вредных шарлатанов”.
Как видим, у Чокана Валиханова много работ, посвященных исламу. Другое дело, что казахский путешественник и просветитель, очень рано ушедший из жизни, не совсем одобрительно относился к деятельности татарских мулл, с помощью которых ислам все прочнее входил в жизнь казахов. Однако это не говорит, что Чокан был против ислама, первые упоминания о котором среди тюрков встречаются в 8-м веке. Речь идет о том, татарские муллы препятствуют развитию школ в степи, образованию и просвещению казахов. Воззрения Чокана Валиханова во многом поддерживаются высказываниями и других ученых, изучающих историю казахского народа. Тот же Аллен Франк отмечал, что по мере укрепления царской России в казахских степях татарских мулл начинают вытеснять из аулов. Большинство исследователей соглашаются с тем, что у казахов, несмотря на проникновение ислама во все слои кочевого народа, сохраняются элементы язычества. Многие авторы отмечают, что ислам среди казахов не является “чистым”, а несет в себе отзвуки “местных языческих религий”. При этом религиозные традиции переплетаются с народными обычаями. Иными словами, исследователи подтверждают выводы, сделанные ранее Чоканом Валихановым. Исходя из вышеперечисленного, следует указать на то, что ошибочным будет утверждение о том, что великий казахский просветитель Чокан Валиханов не упоминал об исламе в своих работах. Хотелось бы, чтобы отечественные востоковеды обратили на это внимание и не делали громких заявлений относительно работ нашего знаменитого земляка.

ПОНРАВИЛОСЬ? ПОДПИШИСЬ
ПОДЕЛИТЬСЯ:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • LinkedIn
  • Одноклассники