Notice: add_option was called with an argument that is deprecated since version 2.3 with no alternative available. in /var/www/vhosts/13/137992/webspace/httpdocs/tan.kz/wp-includes/functions.php on line 3563 От медиации до «развода» один шаг? - Танирберген БердонгарТанирберген Бердонгар
Расписка при продаже квартиры, образец - fortstroi.com.ua
Информация о недвижимости - comintour.net
Чем штукатурят газобетон, смотрим на странице http://stroidom-shop.ru
324s23477

От медиации до «развода» один шаг?

 

ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ
ПОРТАЛ “РЕСПУБЛИКА”
ДАТА: 09.12.10г.Неожиданный диалог о позитивном настрое получился на пленарном заседании Мажилиса. Депутаты обсуждали проект закона «О медиации» и узнали много нового от председателя Верховного суда Мусабека Алимбекова.Главный служитель Фемиды пришел в Мажилис сам, решив не отправлять помощников и заместителей, и лично объяснял народным избранникам важность и значимость внедрения такого правового института в Казахстане, как медиация. Действие этого института, по словам г-на Алимбекова, предлагается распространить на урегулирование споров о праве, возникающих из гражданско-правовых отношений, в том числе в связи с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, споров, возникающих из трудовых и семейных правоотношений, а также в сфере уголовно-правовых отношений по делам о преступлениях небольшой и средней тяжести.
Мажилисмены, в принципе, оказались не против внедрения нового правового института. Но их беспокоило лишь одно: чтобы благие намерения не воплотились по традиционному принципу «как всегда». А потому особо тщательно депутаты изучали те статьи законопроекта, где так или иначе прослеживалась возможность коррупции.
– В законопроекте не содержится гарантий того, что медиаторы, эти посредники, не станут «выбивалами долгов», — подчеркнул Владимир Нехорошев. — А процедура посредничества — легальным уводом споров о праве в плоскость понятийных разборок. Не вернемся ли мы в лихие 90-е?
Мусабек Алимбеков признал, что такая озабоченность мажилисмена «является обоснованной». Но тут же добавил, что сегодня де-факто медиация уже существует. Впрочем, речь не идет о «выбивании долгов», поскольку медиатор, по сути, является посредником между сторонами-спорщиками и помогает им выработать компромисс. А чтобы процесс этот не был хаотичным, и необходим закон:
– Данный закон, наоборот, регламентирует этот порядок, подгоняет в определенные рамки, — объяснял глава ВС РК. — При этом устанавливает определенные стандарты.
Предлагается ввести две формы медиации — профессиональную и непрофессиональную. Профессионалы будут получать специальный сертификат и работать преимущественно в городах, в основном с юридическими лицами. Медиаторы-непрофессионалы будут выбираться по принципу «общественного доверия» — то есть медиатором будет назначаться человек, имеющий в определенном населенном пункте «доверие и уважение» жителей. При этом медиатор должен быть старше 40 лет и не иметь за плечами криминального опыта.
– Как будут проверяться медиаторы на полную беспристрастность и отсутствие финансовой заинтересованности в склонении любой стороны к определенному решению? — тут же поинтересовался мажилисмен Танирберген Бердонгаров. — Необходимо ли наличие юридического образования или медиаторы будут определяться только по факту наличия общественного уважения или признания?
– Во-первых, проверять медиаторов, как они проводят медиацию, это в определенной степени вмешательство в конкретную деятельность, — заявил в ответ Алимбеков. — Медиатор — это представитель общественности, который вмешивается в процесс конфликта для того, чтобы привести стороны к взаимному согласию. При этом он не диктует какие-либо условия. Медиатор какой-либо акт не принимает, он только способствует.
Какими особыми качествами должен отличаться медиатор, чтобы никак не учитывать свою личную заинтересованность, глава ВС так и не пояснил. Хотя, если продолжать аналогию депутата Нехорошева с «лихими 90-ми», рэкетирские структуры, по сути, тоже способствовали разрешению конфликтов и урегулированию хозяйственных споров.
Депутаты об этом тоже вспомнили — и рассказали председателю Верховного суда. Больше того, даже в самом законопроекте нашлись противоречивые статьи, способствующие коррупционным проявлениям. Дело в том, что, согласно нормам законопроекта, «заключение сторонами договора о проведении медиации по урегулированию конфликта, в том числе по уголовному делу преступлений небольшой и средней тяжести, не приостанавливает его производства». При этом за неисполнение такого соглашения нарушившая его сторона подлежит уголовному преследованию.
– Здесь зарыта, я считаю, коррупционная норма, — убежденно заявил Рауан Шаекин. — Всегда одна из сторон может потом сказать: «я не удовлетворен» — и так далее. И тогда, получается, органы следствия дальше могут привлекать вторую сторону.
Мусабек Алимбеков пояснил в ответ, что, действительно, работа медиатора не останавливает работу следствия. Но если в процессе медиации достигнуто соглашение, то следователь должен будет уведомить соответствующие структуры и свою деятельность по данному делу прекратить. Правда, понимая, что такие нормы, как, впрочем, и все остальные положения законодательства, не являются гарантией защиты от коррупции, глава ВС призвал депутатов быть оптимистами:
– Такие факты могут быть, конечно. Но мы же позитивную сторону закона смотрим.
Эти слова, видимо, и убедили законотворцев, которые пропустили документ в сенат.

Новый несудебный институт урегулирования споров получил поддержку мажилисменов

ГАЗЕТА: “ПАНОРАМА”
ДАТА: 10.12.10г.Новый несудебный институт урегулирования споров получил поддержку мажилисменов
В среду депутаты мажилиса на очередном пленарном заседании одобрили проект закона “О медиации”. По словам председателя Верховного суда Мусабека Алимбекова, внедрение этого института поможет сократить расходы спорящих сторон, которым приходится изрядно тратиться на судебные издержки, а также снизит нагрузку на казахстанские суды.

Применение медиации, по словам г-на АЛИМБЕКОВА, предполагается при урегулировании споров, возникающих из гражданско-правовых отношений, в том числе в связи с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, споров, возникающих из трудовых и семейных правоотношений, а также в сфере уголовно-правовых отношений по делам о преступлениях небольшой и средней тяжести.

Предлагаемый законопроект вызвал особый интерес у депутатов. Мажилисмены высказали опасения, что медиаторы могут де-факто превратиться в некие узаконенные структуры по банальному выбиванию долгов, по сути, принуждая ту или иную сторону к поиску “компромисса”.

– Как будут проверяться медиаторы на полную беспристрастность и отсутствие финансовой заинтересованности на склонение любой стороны к определенному решению? – спросил мажилисмен Танирберген БЕРДОНГАРОВ.

Глава Верховного суда пояснил, что предполагается введение двух категорий медиаторов – профессиональных и непрофессиональных. Медиаторы-профессионалы будут получать соответствующий сертификат и будут взаимодействовать в первую очередь с коммерческими структурами. Непрофессиональными медиаторами станут особо уважаемые граждане в определенном населенном пункте. Для них тоже вводятся критерии – помимо общественного уважения такой медиатор должен быть старше 40 лет, то есть, уточнил г-н Алимбеков, обладать определенной житейской мудростью, не иметь криминального прошлого. Для непрофессиональных медиаторов будет обязательна регистрация в органах местного самоуправления.

Что же касается постоянного контроля за работой медиаторов, то, по мнению главы ВС, это будет “в определенной степени вмешательство в конкретную деятельность”. Личной же заинтересованности в их деятельности быть не должно, поскольку медиатор “не диктует какие-либо условия, не принимает какой-либо акт, а лишь способствует разрешению спора”.

Мажилисмен Рауан ШАЕКИН все же предположил, что личная заинтересованность возможна. Поскольку нормами законопроекта предусматривается, что заключение сторонами договора о проведении медиации по урегулированию конфликта, в том числе по уголовному делу преступлений небольшой и средней тяжести, не приостанавливает его производства. Наряду с этим, за неисполнение соглашения, достигнутого при содействии медиатора, нарушившая его сторона подлежит уголовному преследованию.

– Здесь “зарыта”, я считаю, коррупционная норма, – заявил депутат. – Всегда одна из сторон может потом сказать – я не удовлетворен, и так далее. И тогда получается, органы следствия дальше могут привлекать вторую сторону.

Мусабек Алимбеков признался, что коррупционные факты и случаи сговора, например, одной стороны конфликта, медиатора и следователя “действительно могут быть”, но выразил надежду, что это все-таки не системная норма, а возможное появление отдельных не слишком сознательных людей. Депутаты в итоге с таким подходом согласились.

PBNZ9xMUCc

ПОНРАВИЛОСЬ? ПОДПИШИСЬ
ПОДЕЛИТЬСЯ:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • LinkedIn
  • Одноклассники